• Світові новини
  • Юридичні новини
  • Погода
  • Новини України
Ракурс

Ринок праці — як пристосуватися до його потреб?

Якби не тіньова зайнятість, і наші талановиті фрилансери вийшли б «на світло», вітчизняні вищі навчальні заклади, випускниками яких вони є, були б у десятці кращих світу (російською).

Лариса ЛИСОГОР, доктор экономических наук, профессор, заведующая отделом социальных проблем труда Института демографии и социальных исследований НАНУ, рассказала «Ракурсу» об актуальных проблемах и перспективах украинского рынка труда.

— Лариса Сергеевна, каков сейчас уровень безработицы в Украине по вашим оценкам?

— В позапрошлом году годовой уровень безработицы, зафиксированный в Украине, составил 7,9 %. Сейчас показатель колеблется в пределах 8—8,8 %. Это говорит о том, что у нас ситуация на рынке труда не настолько плачевна, как, скажем, в Португалии, Испании и Греции, где уровень безработицы — 24 %. Украинский рынок труда, несмотря на кажущуюся негибкость и косность, на самом деле очень гибок. Наши работодатели достаточно четко и взвешенно используют элементы флексибилизации (повышения гибкости. — Ракурс): если экономическая активность предприятия недостаточно высокая, людей переводят в практики вынужденной неполной занятости или же отправляют в административные отпуска. Это позволяет, во-первых, экономить выплаты по безработице, а, во-вторых, удерживать и сохранять квалифицированные кадры. Предприятие, переждав неблагоприятный период, затем может вернуться к прежнему своему состоянию экономической активности. Если же людей сокращать, увольнять, можно навсегда утратить трудовой ресурс, и потом просто некому будет наращивать производство. Что и произошло со многими промышленными предприятиями, которые, потеряв в 90-е годы прошлого столетия квалифицированных рабочих, потом так и не смогли набрать необходимый персонал. Потому что подготовка квалифицированного рабочего занимает достаточно длительный период времени.

Другой вопрос: каким образом приспосабливаются к кризисным условиям сами наемные работники? Они, конечно же, пытаются выжить в этих непростых условиях, ищут заработок. И здесь возникает проблема теневой занятости, очень серьезная и актуальная для государства.

— Рынок труда — теневой, ни для кого не секрет, что немало людей работает без официального оформления, получая зарплату в конверте, а из тех, кто работает легально, лишь немногие получают полностью «белую» зарплату. Тем не менее, этот рынок каким-то образом исследуется, на государственном уровне ведется статистика. Как можно оценить процессы, происходящие в сфере занятости населения, проанализировать тенденции рынка труда, сделать прогнозы?

— Проводя исследования, мы, конечно же, в первую очередь основываемся на официальных данных, то есть на данных Государственной службы статистики. Эти сведения получают из нескольких источников. Наиболее адекватным источником информации о занятости являются «Выборочные обследования экономической активности населения», проводимые Госстатом по методике Международной организации труда (МОТ). Эти обследования призваны определить основные индикаторы функционирования рынка труда, такие, как занятость, безработица, экономическая активность, экономическая неактивность, в разных разрезах — по полу и возрасту, по видам экономической деятельности, по отдельным специальностям. Эти обследования наиболее полно и достоверно отражают ситуацию на рынке труда.

Они проводятся путем опроса населения. Вначале определяются всевозможные страты — признаки, по которым можно классифицировать и ранжировать население (пол, возраст, уровень образования, место проживания, специальность, сфера деятельности, уровень дохода, уровень власти и т. д.), и по ним производится репрезентативная выборка домохозяйств из всех слоев населения. Эти домохозяйства затем обследуются на систематической основе в течение продолжительного времени. Люди регулярно получают и заполняют анкеты с вопросами, касающимися вида их экономической деятельности, их занятости, пребывания в состоянии безработицы, попыток найти работу. Таким образом, появляется возможность четко определить ограничения по полу и возрасту, сфере деятельности, специальности, месту проживания и т. д.

Что касается теневой занятости, то у Минэкономики есть инструменты и для ее оценивания — по потреблению, превышению расходов над доходами и т. д. И эти цифры прибавляются к остальным показателям. Но на самом деле учесть все пока нереально.

— В новой редакции Закона Украины «О занятости населения», вступившей в силу с 1 января с.г., кроме множества понятийных изменений (изменился статус и безработного, и занятого), была введена дефиниция «частично безработный». Может ли это позитивно повлиять на существующую ситуацию на рынке труда?

— Этот закон очень хорошо прописан, его можно назвать революционным по сравнению с предыдущей редакцией. И он действительно может способствовать улучшению ситуации на рынке труда. Ведь что такое «частичная безработица»? Это то, о чем мы только что говорили, — вынужденное временное сокращение продолжительности рабочего времени, связанное с остановкой или сокращением производства без прекращения трудовых отношений. То есть работники предприятий, на которых введен сокращенный рабочий день или сокращенная рабочая неделя, теперь по закону считаются частично безработными. Также частично безработными считаются работники предприятий, которых администрация отправила в отпуск за свой счет. То есть, если человек имеет место работы, но на этом месте он не имеет заработка или же его заработок недостаточен для существования, он считается частично безработным. И новый закон предусматривает возможность возмещения потерь в заработке персонала, когда предприятие находится в кризисном периоде своего развития. Это минимизирует негативное влияние кризиса.

Еще одно положительное нововведение касается стажировки студентов. Новый закон обязал работодателя делать запись о прохождении стажировки в трудовой книжке студента-практиканта. Таким образом, место стажировки студента автоматически становится его первым местом работы. И в дальнейшем выпускнику гораздо легче трудоустроиться, причем по специальности. Ведь работодатели, как правило, предпочитают претендентов с опытом работы. До этого выпускникам, не имеющим стажа, после долгих поисков подходящей работы приходилось соглашаться на любую, часто не имеющую ничего общего с полученной специальностью. Лишь бы получить хоть какой-то рабочий стаж.

Кстати, молодежь, выпускники без опыта работы — наиболее уязвимая категория на рынке труда во всем мире. В Испании, например, 51 % безработных — это именно выпускники вузов, не имеющие стажа.

— А какие еще категории населения считаются самыми уязвимыми? И каким образом новый закон способствует их трудоустройству?

— Кроме молодежи, наиболее уязвимыми считаются женщины с детьми и категория «45+», причем такова тенденция во всем мире. В упомянутой уже Испании 15 % безработных — это молодые матери и 24 % — люди старшего поколения. У нас же большинство безработных — это люди старше 45 лет. Для этой категории населения в новом законе также предусмотрено нововведение — ваучеры на получение дополнительного образования или переквалификацию. Чтобы быть конкурентоспособным на рынке труда, человек должен все время чему-то учиться, повышать свой профессиональный уровень.

Сейчас работодатели не слишком заинтересованы в том, чтобы повышать квалификацию своих работников, особенно если это индустриальное производство, где рабочий должен выполнять монотонные регламентированные операции. Работодатель вроде бы обязан раз в пять лет повышать квалификацию своих рабочих, но обычно это не происходит или делается для галочки. Вот в инновационном производстве без систематического обновления знаний, без обучения персонала не обойтись. Работодателю приходится идти на это. Но инновационных производств в Украине — единицы. Поэтому вопрос обучения, повышения квалификации, конкурентоспособности на рынке труда — это вопрос выживания и личной заинтересованности каждого отдельного человека.

Причем, обучаясь, человек может как совершенствоваться в своей профессии, так и приобретать новую специальность. Допустим, имеющаяся профессия не удовлетворяет человека, не интересна ему или не приносит достаточного для жизни дохода… Что в таком случае делать? Тут единственный выход — менять профессию. Если же специальность вполне устраивает человека, но не востребована на региональном рынке труда, он может выбрать: либо менять профессию, либо переехать в тот регион, где он будет востребован как специалист. Но для этого должна существовать некая единая информационная база, которая может помочь человеку сделать выбор. В ней он сможет найти и перечень регионов, нуждающихся в специалистах его профиля, и список новых для него востребованных на рынке профессий, на которые есть возможность переобучиться.

Должна быть целостная система прогнозирования рынка труда, это работает во многих странах. Конечно, нельзя говорить, что прогноз — это то, что всегда сбывается. Это то, что может сбыться, а может и не сбыться. Иногда происходят события, которые трудно было спрогнозировать. Например, никто не ожидал кризиса 2008 года. Аналитики видели неблагоприятные тенденции, предупреждали, что происходит «перегрев экономики» и что это может привести к экономическому кризису, но когда именно это произойдет, никто сказать не мог.

— Зачем тогда нужны экономические прогнозы, если они показывают лишь некую вероятность ситуации или события — может, да, а может, и нет?

— Тем не менее прогнозирование открывает новые возможности для человека. В Министерстве труда США (US Department of Labor) используется система развития рынка труда и прогнозирования спроса экономики на рабочую силу в разрезе профессий. Любой гражданин США может зайти на сайт этого госведомства и посмотреть, какие профессии будут востребованы в средне- или долгосрочной перспективе, и какую заработную плату будет предлагать рынок тому или иному специалисту (дается детализированное описание квалификационных характеристик).

Это прогнозирование базируется на достаточно четкой, взвешенной и сбалансированной системе статистического учета. Делается репрезентативная выборка предприятий. Любое предприятие, попавшее в эту выборку, обязано регулярно отчитываться о профессионально-квалификационном составе рабочей силы, о размере заработной платы для каждой отдельной профессии. На основании полученных данных аналитики составляют прогнозы. Любой человек, выбирающий профессию, может посмотреть на сайте, будет ли эта профессия через 5—10—20 лет востребованной и хорошо оплачиваемой, не будет ли по данной профессии перегрузки рынка труда. Это способствует саморегулированию рынка.

— А какие профессии, на ваш взгляд, в ближайшем будущем будут наиболее востребованы в мире и в Украине?

— Глобализация экономики и технический прогресс приводят к тому, что постоянно появляются новые виды работ и инновационные профессии, а некоторые старые профессии отмирают. Те профессии, которые появляются, требуют совершенно новых знаний и навыков. Кто бы мог еще 15 лет назад предположить, что появится профессия «дизайнер сайтов»? А сейчас это модная, очень востребованная и хорошо оплачиваемая профессия. Предполагаю, что в скором времени будет много новых профессий, связанных с обслуживанием возобновляемых источников энергии. Думаю, что будут востребованы и профессии, связанные с логистикой. Если, конечно, наше государство воспользуется своим транзитным потенциалом и приведет в порядок транспортную инфраструктуру.

В соответствие с прогнозами МОТ и Евростата, в скором времени в Европе как никогда будут востребованы профессии, связанные с обслуживанием и уходом за пожилыми и немощными людьми. Население Западной Европы стремительно стареет, поэтому обществу нужно будет все больше социальных и медицинских работников: нянь, сиделок, медсестер.

В связи с ускорением темпов жизни у людей не хватает времени на заполнение и подачу всевозможных отчетов, к тому же система отчетности становится все более сложной. Поэтому, скорее всего, увеличится потребность в индивидуальных бухгалтерах, частных финансовых консультантах.

Что касается Украины, то нужно учитывать, что инновационные производства у нас пока редкость, и в целом государство нацелено на индустриальный тип производства. А это означает, что большинство наших работодателей ищут и в дальнейшем будут искать квалифицированных рабочих. В связи с тем, что из восточноевропейских стран, являющихся нашими ближайшими соседями (Польши, Венгрии, Чехии, Румынии), произошел отток квалифицированной рабочей силы в Старую Европу, очень многие страны Восточной Европы вводят так называемую голубую карту — вид на жительство и право на трудоустройство для квалифицированных рабочих из СНГ и стран третьего мира. Эти люди получают не только официальное трудоустройство, но и всевозможные социальные гарантии.

Если отток рабочей силы за границу продолжится, в Украине появится огромное количество рабочих вакансий. Даже сейчас квалифицированного токаря найти совсем непросто, несмотря на то, что работодатели обещают ему высокий заработок — около 12—15 тыс. грн в месяц. Другое дело, что сейчас в Украине почти уничтожено профессионально-техническое образование, и молодежь нацелена на получение высшего образования.

— Сегодня чуть ли не каждый выпускник школы стремится стать «белым воротничком». Помню, в советское время делалось все, чтобы поднять престиж рабочих профессий. Рабочий класс считался господствующим, а интеллигенцию презрительно называли прослойкой. Почему имея за плечами такой колоссальный (пусть и неоднозначный) опыт в деле «прославления пролетариата», наше государство его никак не использует?

— Действительно, сейчас «синие воротнички» не в почете. Это вопрос даже не оплаты труда, это вопрос престижности, статуса. Получить диплом вуза — это уже как необходимость для нормального самоощущения. И как ни старается Государственная служба занятости поднять престиж рабочих специальностей, ей это не удается. Ну, не убеждает население ее реклама.

А вот в Германии, например, нет такой бешеной гонки за дипломом вуза. Там очень многие не имеют высшего образования, только профессионально-техническое. Квалифицированные рабочие практически всегда трудоустраиваются и получают хорошую зарплату. Не каждый выпускник вуза может получить сопоставимое по размеру вознаграждение.

— А как там происходит профориентация молодого поколения?

— Приведу пример. В Мюнхене, в «Дойче Музеум», представлены макеты всевозможных промышленных производств, и каждый желающий может, придя в музей, «пощупать руками» любую профессию. Это крупнейший музей естествознания и техники в мире, в котором собрано около 28 тыс. экспонатов, представляющих 50 отраслей науки и технической деятельности. Там есть, например, макет сталелитейного цеха. Но это не такое производство, как у нас, где литейщики в адских условиях выполняют тяжелейшую физическую работу у мартеновской печи. Там сталевар — это оператор сталелитейной машины. Это другое качество труда. То же касается и труда шахтеров. Вместо изможденных, вечно чумазых людей — угледобывающие машины, которыми руководят люди.

Ежедневно в музей приходит огромное количество посетителей — взрослых и детей. Здесь происходит настоящее знакомство ребенка с будущей профессией. Это наглядная профориентация.

У нас же ничего подобного и близко нет. В Украине есть огромное количество интересных профессий, но дети о них просто не знают. В лучшем случае проводят в школах профориентационное анкетирование. И все. Центры занятости должны были в школах поставить профориентационные терминалы. И где они?

У центра занятости, кстати, хорошая информационная система, но качество предлагаемых вакансий оставляет желать лучшего. Мы прекрасно знаем, что квалифицированные специалисты находят себе работу отнюдь не через государственные центры занятости. Ищут работу самостоятельно, через знакомых. Их самих находят рекрутеры и хедхантеры.

— А в чем тогда роль государства? Приняли хороший закон, а дальше — барахтайтесь сами?

— Развитие рынка труда зависит как от нашей собственной конкурентоспособности, так и от конкурентоспособности нашей экономики, от того, какие приоритеты определяет для себя государство — по видам деятельности и профессиям. Государство обязательно должно определить эти приоритеты. И, конечно же, способствовать созданию конкурентоспособных рабочих мест. Именно конкурентоспособных, а не каких-нибудь. Еще государство должно заниматься аттестацией уже существующих профессий. Потому что на поверку они могут оказаться морально устаревшими.

Государство должно ответственно подойти и к другим вопросам. Насколько наша школа готова к тому, чтобы ребенок мог сориентироваться во всем многообразии профессий? Насколько наши вузы готовы к тому, чтобы корректировать свои программы под потребности работодателей, организовывать стажировку?

И, безусловно, огромное внимание должно быть уделено незанятому населению. Нельзя дать безработным войти в состояние длительной безработицы, необходимо как можно скорее их переподготовить или создать им возможности для самозанятости.

Можно и нужно поддерживать создание рабочих мест в сельской местности: это и агропромышленная интеграция, и зеленый туризм. В сельской местности одновременно сосуществуют две противоположные тенденции. С одной стороны, нехватка квалифицированных специалистов — учителей, врачей, агрономов и т. д. А с другой — огромный дефицит рабочих мест для жителей села. Нужно создавать рабочие места в селах и поселках. Это повлечет за собой развитие инфраструктуры сельской местности, в том числе транспортной. И будет способствовать притоку столь необходимых квалифицированных кадров.

— Сейчас понятие «трудовая миграция» в Украине воспринимается однозначно: из Украины — за «бугор». Создаст ли когда-нибудь наше государство условия для внутренней миграции трудовых ресурсов? Или одного того, что безработному в службе занятости подскажут, в каком регионе он может быть востребован, достаточно для его мобилизации?

— Безусловно, государство должно способствовать повышению мобильности трудовых ресурсов, внутренней трудовой миграции из трудоизбыточных регионов в трудодефицитные.

Но, если внимательно посмотреть, такая миграция уже существует, ведь люди переезжают из небольших городков и сел в города-миллионники, в Киев, снимают там жилье и самостоятельно трудоустраиваются. Люди проявляют готовность временно оставлять свои дома (и даже свои семьи) и переезжать на новое место, где для них есть работа. И они понимают, что возможность получения адекватной оплаты труда компенсирует все эти неудобства. Зачастую переезжают семьями. Это пока стихийный процесс, государство в нем никак не участвует.

В то же время в новом законе о занятости есть положения, касающиеся государственной поддержки молодых специалистов, привлеченных к работе в селах и поселках. Молодому работнику, заключившему трудовой договор на срок не менее трех лет, предоставляется жилье на время его работы и одноразовая адресная помощь в размере десяти минимальных заработных плат за счет средств госбюджета. Если специалист проработает в таком населенном пункте не менее десяти лет, служебное жилье передается ему в собственность. Это вполне может служить стимулом для притока молодых специалистов в село.

Наш низкий уровень безработицы свидетельствует о том, что люди готовы приспосабливаться к потребностям рынка. Теперь важно, чтобы государство было готово поддержать рынок труда.

— Или хоть как-то простимулировать его постепенный выход из глубокой тени.…

— Это уже вопрос к работодателям, насколько они готовы взять на себя ответственность за легализацию своих трудовых ресурсов. Это их ответственность перед государством, обществом и, в конце концов, перед своими наемными работниками, которые оказываются социально незащищенными. Им не засчитывается рабочий стаж, не идут отчисления в Фонд обязательного социального страхования и в Пенсионный фонд. Работодатели сами себя ставят в незавидное положение. Ведь если у работодателя нелегально работают люди, он преступает закон. И может понести за это наказание. Но и люди, получается, не платят подоходный налог…

Что касается стимулирования легализации занятости и заработной платы, то в новом законе предусмотрено несколько механизмов компенсации работодателям части уплаченных ими обязательных отчислений за трудоустроенных сотрудников, особенно поощряется трудоустройство безработных и людей, недостаточно конкурентоспособных на рынке труда.

Другое дело, что в новом законе совершенно не были отражены нестандартные формы занятости — дистанционная занятость, аутсорсинг персонала. А эти формы занятости становятся все более заметными на рынке труда. Считают, что за ними будущее.

Наши IT-специалисты-фрилансеры, удаленно работающие в зарубежных компаниях, занимают четвертое место в мире по уровню доходов. Естественно, никаких налогов в Украине они не платят. Но это все равно неплохо для Украины, ведь люди, получая зарплату (заметьте, в валюте), тратят свои деньги здесь. В любом случае, это инвестирование в развитие экономики страны.

— Насколько наша система высшего образования нацелена на удовлетворение потребностей рынка труда? В советское время были плановая экономика и госзаказ, и было более-менее понятно, сколько и каких специалистов нужно народному хозяйству. А как сейчас?

— И сейчас есть госзаказ. Другое дело, на чем он основывается. Сейчас, к счастью, система образования реформируется. В конце прошлого года, был принят Закон Украины «О формировании и размещении государственного заказа на подготовку специалистов…», которым наконец-то определено, что в основу формирования госзаказа должен быть положен среднесрочный прогноз потребностей экономики в рабочей силе по профессиям. Благодаря этому можно будет формировать реалистичный госзаказ, понимать, каких специалистов страна получит через пять лет. Потому что сейчас госзаказ формируется на основе каких-то предыдущих тенденций.

Что касается образования, то я уверена, что нужно начать практиковать кредитование обучения, как это делается в других странах. Эти кредиты должны выдаваться под достаточно приемлемые проценты, а возвращать деньги человек будет по окончании учебы, когда найдет работу. Эта практика полностью себя оправдала в других странах.

Что касается качества нашего образования, то оно разное. Хотя есть вузы с очень хорошим уровнем подготовки. Когда речь заходит о престижности наших вузов, мы говорим, что какой-то наш вуз входит в сотню лучших в мире, и гордимся этим. Так вот, если бы не было теневой занятости, и эти наши вышеупомянутые фрилансеры «вышли на свет», наши вузы, выпускниками которых они являются, были бы не в сотне, а, я уверена, в десятке лучших.



Помітили помилку? Виділіть текст, що її містить, та натисніть Ctrl+Enter
Статті за темою: ринок праці
Версія для друку



НОВИНИ ПАРТНЕРІВ







    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ